"СМОЛЕНЦЕВ и Партнёры". Управление возможностями | Консультации и Инвестиции
Russian English
French Chinese (Traditional) Czech German Greek Arabic Italian Japanese
Hindi Polish Romanian Spanish Hebrew Serbian Slovak Ukrainian
карта сайта
Я абсолютно уверен:

- успех каждого человека находится в его собственных руках
- успех любой организации зависит от возглавляющего её лидера
- успех лидера во многом определяется сотрудничающим с ним Советником (Консультантом)
Константин Ю. Смоленцев
СМОЛЕНЦЕВ и Партнёры » Пресс-центр » Публикации и выступления »

Защита прав инвестора: зарубежный опыт

Константин Ю. Смоленцев
Доктор политических наук, Академик МАИ, СМС
Председатель Совета  директоров
МК «СМОЛЕНЦЕВ и Партнёры»
http://www.smolentsev.com/ 

Национальные интересы всех стран требуют защиты и поддержки приоритетных с точки зрения экономической безопасности и экономических интересов от­дельных видов, сфер и направлений инвести­ционной деятельности. Что касается видов, то это, прежде всего, прямые инвестиции и тор­говые кредиты, так как первые обеспечивают контроль над объектами вложения капитала, а вторые являются проверенным средством развития экспорта товаров и услуг1. Для при­мирения и арбитража различных инвестици­онных споров учрежден Международный центр по урегулированию инвестиционных споров.

В 1993 году мировое сообщество пришло к соглашению о сотрудничестве в области ин­вестиционной деятельности. В соглашении государства-участники признают значение углубления взаимовыгодного экономического сотрудничества и принимают во внимание об­щие интересы и преимущества согласованных подходов при разработке и проведении инвес­тиционной политики2.

В США, где валютный контроль отсутству­ет, информационную и техническую поддерж­ку инвесторам частично оказывает Организа­ция по осуществлению иностранных инвести­ций (OPIC). Действует принятый в 1976 году закон «Обзоры международных инвестиций» (затем вошел статьей в гражданский кодекс США), в соответствии с которым «американское правительство уполномочено собирать определенное количество информации об ин­вестициях США за рубежом», а уклонение от предоставления информации грозит админи­стративным штрафом или даже уголовным преследованием3.

Чем более развита в экономическом отно­шении та или иная страна, тем активнее участвует она в международном финансовом обмене на сбалансированной основе. Деятель­ность иностранных инвесторов в зарубежных странах регулируется в основном националь­ными законами, постановлениями и админи­стративными процедурами. Общие положе­ния этих законодательных актов в большин­стве развитых стран в целом идентичны. Ос­новной принцип, на котором базируется та­кое законодательство, состоит в том, что на иностранные физические и юридические ли­ца, осуществляющие свою деятельность в стране, в целом распространяются законода­тельство и правовые нормы, которые приме­няются в отношении национальных предпри­нимателей и фирм.

По большинству аспектов хозяйственной деятельности национальное законодательство не делает различий между национальными и иностранными компаниями, применяя к ним положения своего гражданского и торгового права, в частности — акционерного. Поэтому во многих западных странах вообще нет спе­циальных законов или кодексов для иностранных инвестиций — существуют лишь не­которые административные постановления, а также относящиеся к ним статьи отдельных законов.

В основном законодательство направлено на либерализацию инвестиционного режима и предоставление иностранным инвесторам не менее благоприятных условий, чем отечест­венным. В национальных законах предусмат­риваются гарантии для иностранных инвесто­ров в отношении перевода прибыли, а в слу­чае экспроприации их собственности — пол­ноценная компенсация, порядок разрешения споров между иностранным инвестором и принимающим инвестиции государством.

В ряде национальных законов государству рекомендуется придерживаться разработан­ных в 1993 году МВФ и МБРР руководящих принципов для иностранных инвестиций. Эти принципы, утверждающие одинаковый ре­жим для иностранных и национальных ин­весторов и признание принимающей стороной права использования национальных судебных органов, запрещающие дискриминацию в от­ношении зарубежных капиталов, стали осно­вой для национальной политики в области иностранного инвестирования.

Следует отметить факт расширения сферы действия современного национального зако­нодательства по прямым иностранным инвес­тициям: оно распространяется на все виды имущественных активов и связанных с ними прав собственности (включая права на интел­лектуальную собственность), инвестируемых иностранными юридическими и физическими лицами. Хотя такие законы касаются пре­имущественно частных инвестиций, в настоя­щее время они нередко распространяются на инвестиции государственных организаций.

Защита инвестора в США и Канаде — де­ло всех организаций, профессионально свя­занных с рынком ценных бумаг. Специаль­ные типографии изготовляют сертификаты, которые нельзя подделать, банки надежно хранят их, трансфер-агенты оперативно пере­водят собственность, регистраторы следят, чтобы в обращение не попала ни одна фаль­шивая ценная бумага, биржи сражаются за ликвидность, власти издают законы и снима­ют отпечатки пальцев у работников брокер­ских фирм... Как показывает опыт США и Канады, общего движения навстречу инвесто­ру недостаточно, чтобы тот чувствовал себя защищенным: оно должно быть упорядочено и обеспечено специальными законами, осна­щено полномочиями и средствами для защи­ты инвестора от конкретного зла.

Под инвестициями понимаются вложения в ценные бумаги, а не в реальные активы. Инвестор — это тот, кто при покупке ценных бумаг думает прежде всего о минимизации риска4. Розничный инвестор расходует собственные деньги, а институциональный — деньги, так или иначе полученные от рознич­ных инвесторов. Каждый инвестор преследу­ет на рынке ценных бумаг конкретные цели, отражающие его финансовые возможности, представление о риске и другие личные обсто­ятельства. Чаще всего такими целями явля­ются: сохранность капитала в его первона­чальном размере, получение высокого и ус­тойчивого дохода, приумножение капитала и ликвидность5.

В США и Канаде создана самая эффектив­ная система защиты инвесторов. В этом, ви­димо, одна из причин того, что рынки акций этих стран весьма эффективны. Законодате­лям удалось пройти по «тонкой линии», отде­ляющей слабое регулирование от удушающего. Надежно защищенный инвестор активно ин­вестирует, а деликатно «отрегулированный» брокер чувствует себя комфортно в атмосфере интенсивной конкуренции. Неудивительно, что североамериканская система является для многих стран, включая Россию, образцом для подражания. Некоторые ее элементы пе­ренесены в российскую систему. Например, после появления Федерального закона от 22.04.96 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (в наст, время — в ред. от 28.12.2002 г.) и последующих указаний ФКЦБ России о том, как следует готовить проспект эмиссии, во­прос о раскрытии информации для покупате­лей на первичном рынке можно считать в це­лом решенным. То же самое можно сказать о защите интересов владельцев паев инвестици­онных фондов, внутреннем учете операций с ценными бумагами и др.

В США и Канаде существуют три линии защиты инвестора: государство, саморегули­руемые организации брокеров и сами броке­ры6.

Государственная линия защиты состоит из специальных законов, а также органов, от­вечающих за исполнение этих законов участ­никами индустрии ценных бумаг. Запреты и ограничения, разработанные на основе этих законов, являются самыми либеральными. Юридическую основу государственного регу­лирования рынка ценных бумаг в США со­ставляют следующие законы:

  • «О   ценных   бумагах»   (Securities  Act), (1933)  который  требует,  чтобы  инвесторам предоставлялась информация об эмитентах и их ценных бумагах, подлежащих публичному
    размещению, и запрещает обман и мошенничество при продаже ценных бумаг. В этих целях предусматривается государственная регистрация большинства выпусков корпоративных ценных бумаг;
  • «О   бирже   ценных   бумаг»   (Securities Exchange   Act)   (1934),   предусматривающий концепцию огласки корпоративной информации на ценные бумаги биржевого оборота с целью защиты инвестора.  В  1964 году эта концепция была распространена и на ценные бумаги внебиржевого рынка. Законом запре­щены некоторые операции с ценными бумага­ми и установлены правила для участников рынка с целью сделать рынок справедливым и упорядоченным;
  • «О траст-договоре» (Trust Indenture Act) (1939), запрещающий публичное размещение корпоративных облигаций,  если траст-дого­вор  (конституирующий  займ)  противоречит требованиям закона и содержит требования к кредитным организациям, претендующим на роль трасти (доверенного лица) держателей облигаций;
  • «Об инвестиционной компании» (Invest­ment Company Act) (1940), требующий, чтобы компании, инвестирующие чужие средства в ценные бумаги, информировали инвесторов о своем финансовом положении и инвестицион­ной политике. Закон регулирует деятельность
    таких компаний.

Контролирует выполнение этих законов Федеральная комиссия по ценным бумагам и биржам.

В Канаде каждая провинция имеет свой закон о ценных бумагах. В семи провинциях действуют комиссии по ценным бумагам, а в трех — администраторы по ценным бумагам. Провинциальные законы имеют много обще­го, и ответственные лица постоянно консуль­тируются друг с другом. SEC сотрудничает с некоторыми канадскими комиссиями в сфере поддержания правопорядка на рынке ценных бумаг.

В обеих странах существует еще несколько государственных организаций, так или иначе влияющих на рынок ценных бумаг. В США из этих организаций стоит выделить Феде­ральную резервную систему (ФРС), а в Кана­де — Банк Канады. Эти центральные банки присматривают за кредитно-денежными ас­пектами инвестиций в ценные бумаги и явля­ются ключевыми фигурами на рынке государ­ственных облигаций.

Законы предусматривают для регулирую­щих органов в основном две функции, выпол­нение которых обеспечивает более или менее надежную защиту инвестирующей публики от финансовых убытков, причиняемых по злому умыслу или некомпетентности. Это, во-первых, обеспечение раскрытия информации об эмитенте и его ценных бумагах и, во-вто­рых, контроль рынка посредством регистра­ции профессиональных участников рынка, прежде всего — брокеров.

Саморегулируемые организации брокеров прикрывают те направления, которые не за­щищены или защищены поверхностно первой линией. Предписания саморегулируемых ор­ганизаций регламентируют многие аспекты инвестиционного бизнеса, оставленные без внимания законодателем или описанные им в общем виде. При этом запреты и ограничения на профессиональную работу увеличиваются и ужесточаются. В США такими организаци­ями являются фондовые биржи, Националь­ная ассоциация дилеров ценных бумаг (National Association of Securities Dealers — NASD), Совет по разработке правил операций с муниципальными ценными бумагами (Municipal Securities Rulemaking Board — MSRB). В Канаде статус саморегулируемых организаций имеют фондовые биржи в круп­нейших городах (Монреале, Торонто, Ванку­вере), а также в провинции Альберта; Ассо­циация инвестиционных дилеров Канады (Investment Dealers Association of Canada — IDA), Ассоциация бонд-трейдеров Торонто и Монреаля — фирм, специализирующихся на торговле облигациями.

Целями саморегулируемых организаций, как определяет их NASD, являются, в част­ности: содействие соблюдению федеральных законов и законов штатов; стандартизация принципов и практики инвестиционного бизнеса; содействие членам в сотрудничестве с правительственными властями в решении проблем, стоящих перед отраслью и инвесто­рами; принятие правил справедливой практи­ки и контроль за их выполнением; утвержде­ние принципов справедливости и равенства в торговле ради защиты инвестора.

Третья линия защиты — это сами броке­ры. Они защищают себя от инвесторов, а ин­весторов — от себя. Документы и процедуры этой линии разработаны с учетом законов го­сударства, предписаний саморегулируемых организаций, особенностей брокерского биз­неса. Эта линия может быть прочнее, чем две первых, но не может быть слабее их. Напри­мер, официальный восстановительный мини­мум при покупке акций в кредит не может быть ниже 25%, а брокер может повысить этот минимум до 30% или вообще запретить клиентам покупать акции в кредит.

Брокеры в большинстве своем являются членами саморегулируемых организаций, ко­торые, в свою очередь, подконтрольны госу­дарственным комиссиям.

Законы США и Канады формировались под влиянием двух концепций. Согласно ли­беральной концепции «только раскрытие» (pure disclosure) компания может продавать любые ценные бумаги, если она сообщила ин­весторам все материальные сведения о проек­те и ценных бумагах. Согласно более патерна­листской концепции «законы голубого неба» (blue sky laws)7 одно только раскрытие ин­формации не считается достаточной защитой и ценные бумаги нельзя выпускать в свобод­ную продажу без официального одобрения, даваемого после анализа ценных бумаг госу­дарственными служащими.

Победу, хотя и неполную, одержал либера­лизм. Каждый проспект эмиссии ценных бу­маг в Канаде начинается с официального пре­достережения: «Проспект представляет собой публичное предложение ценных бумаг только в тех юрисдикциях, где они могут быть за­конно предложены к продаже лицами, имею­щими разрешение на продажу. Никакая ко­миссия по ценным бумагам или аналогичный орган в Канаде никоим образом не судит о достоинствах ценных бумаг, и любое обратное утверждение на этот счет является преступлением». Подобным предостережением откры­вается и каждый американский проспект.

Правило «знай своего клиента» говорит брокеру, что его главная проблема — увязать возможности рынка с потребностями инвесто­ра. Брокер из множества инвестиционных продуктов, предлагаемых его фирмой, дол­жен выбрать те, которые принесут клиенту наибольшее удовлетворение. Хорошее знание инвестиций — результат профессиональной подготовки, а хорошее знание клиента — ре­зультат специального анализа, проводимого в тот период, когда клиенту открывается счет в брокерской фирме.

В североамериканских брокерских фир­мах действует всеобъемлющая и жесткая система внутреннего контроля. В частности, периодически инспектируются все счета (клиентские и профессиональные). Ревизия призвана вскрыть необычную или сомнитель­ную торговую активность отдельных лиц, чьи счета подконтрольны отдельным броке­рам, отдельных ценных бумаг или отдельных участков фирмы, как, например, «накрут­ки», «кроссы» между клиентами и сотрудни­ками фирмы, концентрация капитала в спе­кулятивных ценных бумагах, чрезмерно крупные покупки и продажи, непригодные сделки, строительство «пирамид» и т. п. Осо­бенно скрупулезно исследуются счета довери­тельного управления. В дополнение к еже­дневной ревизии эти счета не реже одного ра­за в квартал проверяются инвестиционным комитетом фирмы на предмет соответствия портфеля инвестиционному профилю клиен­тов. Таким образом, на заключительном эта­пе инвестиционного цикла (когда сделка сда­на в архив) можно установить, насколько хо­рошо каждый брокер выполнял правило «знай своего клиента».

Специальные законы гласят, что торговля ценными бумагами на биржах и внебиржевом рынке регулируется государством для того, чтобы защитить инвестора, ограничить иска­жение информации, обман, манипулирование рынком и другие антиобщественные явления. Государство стремится к тому, чтобы профес­сиональные участники рынка справедливо об­ращались с инвесторами и сами были равно­правны.

Закон США «О бирже ценных бумаг» за­прещает: покупку и продажу клиентом одной и той же ценной бумаги по той же самой це­не одновременно и через одну и ту же фирму (wash sale) или через разные фирмы (matched orders); закрытие «коротких» позиций с убытком для «коротких» продавцов в резуль­тате сговора тех, кто владеет крупными бло­ками акций (cornering); распространение ложных заявлений; фиксирование цен. Этот закон также запрещает мошеннические действия, нацеленные на изменение цен на биржах, например: «короткие» продажи на минусовом «тике» (после снижения цены), так как они ведут к ценовой депрессии; избы­точную торговлю, т. е. «накрутку» комисси­онных; соглашения о перепокупке ценных бу­маг в той мере, в какой эти соглашения могут использоваться для манипулирования цена­ми; использование брокером клиентских ак­тивов в личных целях без письменного согла­сия клиента; подтверждение сделки за счет клиента без соответствующей огласки сущест­венных фактов и утаивание брокером таких фактов при стимулировании покупки или продажи ценных бумаг; давление на инвесто­ров с целью склонить их к покупке ценных бумаг; секретные сделки за фиктивный счет; использование инсайдерами закрытой инфор­мации в целях личной наживы; короткий тендеринг, т. е. согласие продать ценные бу­маги, не принадлежащие данному лицу, в от­вет на публичное предложение купить их; стабилизационные сделки, не соответствую­щие нормам SEC.

В США закон предписывает Совету губер­наторов ФРС регулировать кредитование по­купок ценных бумаг; в Канаде этим занима­ются саморегулируемые организации броке­ров. SEC на основании закона «О защите вла­дельцев ценных бумаг» (Securities Investor Protection Act) (1970) разработала инструк­ции по обращению брокеров с клиентскими ценностями. Эти инструкции нацелены на то, чтобы:

  • средства клиентов, предназначенные для покупки ценных бумаг и вырученные от ис­пользования ценных бумаг клиентов, храни­лись в надежном месте или переводились на счет в федеральном резервном банке;
  • полностью  оплаченные  ценные  бумаги клиентов учитывались брокером и находились
    под его контролем и в его распоряжении;
  • обслуживание клиентов было отделено от  фирменной торговли и андерайтинга;
  • бухгалтерские книги брокера ежедневно обновлялись;
  • сделки обрабатывались быстро и безошибочно;
  • клиентские деньги, за редким исключе­нием, не использовались брокером;
  • финансовая   ответственность   брокеров возрастала;
  • клиентские активы были защищены в случае ликвидации фирмы8.

Документы и процедуры, необходимые для сделки, разрабатываются саморегулируемы­ми организациями брокеров, NASD и IDA (в основном для внебиржевого рынка) и биржа­ми (для своих членов). Главная опасность на стадии улаживания сделки — срыв оплаты или получения ценных бумаг в случае покуп­ки и получения денег и поставки ценных бу­маг в случае продажи. Виноватым (пострадав­шим) может быть инвестор, дилер (если сдел­ка дилерская) или контрагент (если сделка агентская).

Так, NASD запрещает своим членам при­нимать заказы на покупку, если нет уверен­ности, что клиент примет ценные бумаги при оплате. И наоборот, нельзя продавать ценные бумаги по заказу клиента, если нет уверен­ности, что клиент обладает ценными бумага­ми и поставит их в оговоренный срок. Чтобы выполнить требование «разумной уверенно­сти», брокер указывает в форме заказа место нахождения ценных бумаг, подлежащих про­даже.

IDA запрещает регистрацию ценных бумаг на имя покупателя или номинального лица (исключая ценные бумаги, купленные на пер­вичном рынке) до тех пор, пока от него не бу­дет получена плата за ценные бумаги. Приня­тие брокером регистрационного сбора от по­купателя до оплаты ценных бумаг считается нарушением.

В случае банкротства своего брокера аме­риканский инвестор может обратиться в Кор­порацию по защите владельцев ценных бумаг (Securities Investor Protection Corporation). Созданная в 1970 году при поддержке феде­рального правительства, она выплачивает компенсацию инвесторам, потерпевшим убы­ток от банкротства брокера. Корпорация стра­хует и гарантирует клиентские счета чистой стоимостью до 500 тыс. долл. в расчете на одного клиента9 (из них 100 тыс. должны быть в денежной форме), а также обеспечивает свои гарантии, взимая ежегодный сбор с бро­керов. Получив извещение о предстоящем банкротстве брокера, корпорация через суд назначает доверенное лицо (трасти) для уп­равления фирмой. Трасти информирует кре­диторов и клиентов о несостоятельности фир­мы, ликвидирует ее активы, распределяет выручку между кредиторами и клиентами и компенсирует убытки клиентов в зависимос­ти от размера их счетов. Если бы финансовый кризис в брокерском сообществе перерос в бедствие, то корпорация могла бы использо­вать до 1 млн долл. от казначейства США для восстановления клиентских счетов в постра­давших фирмах.

В Канаде такую же роль играет Канадский фонд защиты инвесторов (Canadian Investor Protection Fund), который был основан в 1969 го­ду биржами и IDA. Основная его цель — под­держивать доверие инвесторов к индустрии ценных бумаг, защищая клиентов от финан­совых потерь по причине неплатежеспособ­ности или банкротства брокеров.

В ФРГ единый закон и орган, регулирую­щий иностранные инвестиции, отсутствуют. Закон «О внешних экономических связях» (1961) является лишь основой для регулиро­вания валютных операций и движения капи­тала. Все платежи за границу могут произво­диться свободно любым лицом в любой валю­те, ограничений на объем и характер сделок нет. Согласно этому закону правительство ФРГ наделяется полномочиями регулировать внешнеэкономические связи и при определен­ных обстоятельствах вводить ограничения на действие его отдельных статей, в том числе и на иностранное предпринимательство (пря­мые иностранные капиталовложения). При этом оговаривается, что применяемые ограни­чения не должны наносить ущерб механизму функционирования рыночной экономики страны.

Ограничения могут вводиться и в тех слу­чаях, если иностранные инвестиции будут оказывать отрицательное воздействие на вы­полнение обязательств ФРГ по соглашениям, заключенным в рамках участия в междуна­родных экономических организациях. Вес­ким мотивом для введения ограничений мо­жет   служить   обеспечение   безопасности   и внешнеполитических интересов Германии. Иностранным инвесторам предоставляется возможность создавать предприятия в раз­личных формах. Среди них можно выделить акционерное общество, общество с ограничен­ной ответственностью, полное торговое това­рищество, коммандитное товарищество, ин­дивидуальное предприятие. Филиалы иност­ранных фирм особой правовой формой не счи­таются.

Во Франции также нет единого специаль­ного закона, регулирующего иностранные ин­вестиции. Основными нормативными актами в этой сфере являются следующие: Закон о финансовых отношениях с заграницей (1966); декрет относительно условий применения дан­ного Закона (1967); декреты, регулирующие финансовые отношения с заграницей (1968 и 1989); циркуляры Министерства экономики, финансов и бюджета о прямых французских инвестициях за рубежом и иностранных ин­вестициях во Франции (1987). Вопросами ре­гулирования иностранных инвестиций зани­маются непосредственно Банк Франции, Ми­нистерство экономики, финансов и бюджета.

Созданная и действующая на территории Франции иностранная компания пользуется теми же правами, что и национальная, т. е. на нее распространяется национальный ре­жим уплаты налогов, получения кредитов и разного рода льгот. В законодательстве Фран­ции существует четкое разграничение между прямыми и прочими иностранными капита­ловложениями, что объясняется применени­ем льготного регулирования в отношении по­следних. Несмотря на значительное упроще­ние процедуры регулирования иностранных инвестиций в стране, для большинства опера­ций, связанных с осуществлением прямых инвестиций на ее территории, требуется пред­варительное уведомление о намерениях или предварительное разрешение.

Для вложения своего капитала в экономи­ку Франции компании и частные лица госу­дарств, не являющихся членами ЕС, должны получать от Министерства экономики, финан­сов и бюджета предварительное разрешение. Такая система направлена на ограждение на­циональной экономики от чрезмерного влия­ния иностранного капитала, от установления контроля над какой-либо отраслью экономи­ки. Кроме того, особого разрешения требуют иностранные капиталовложения (в том числе из стран ЕС), если они: направляются в отрас­ли, деятельность которых строго контролиру­ется иностранными властями; могут привести к угрозе для национальной безопасности; на­рушают положения валютно-финансового за­конодательства страны. Речь идет об инвести­циях в производство и торговлю оружием, во­енным снаряжением и взрывчатыми вещест­вами, в банковское дело и страхование, в из­дательское дело, в предприятия связи, радио- и телевещания, в транспорт, в энергетику и добычу полезных ископаемых.

Ликвидация капиталовложений иностран­ных инвесторов и перевод прибылей из Фран­ции производятся без каких-либо ограниче­ний. Однако при переводе средств, образую­щихся в результате ликвидации иностранной компании, в некоторых случаях необходимо соблюдение определенных формальностей.

Великобритания специального законода­тельства об иностранных инвестициях не имеет. Вступление страны в ЕС потребовало приведения английского права о компаниях в соответствие с директивами этой организа­ции. В результате были приняты Акты о ком­паниях (Company Acts) (1976, 1980 и 1981). Наличие большого числа правовых актов привело к попытке их консолидировать, и в 1985 году был принят новый Акт о компани­ях, в который позднее были внесены дополне­ния и изменения. Среди других нормативных актов следует отметить Акт о финансах (Finance Act) (1972 и 1975), Банковский акт (Banking Act) (1979), Акт об арбитраже (Arbitration Act) (1979), Закон о сделках с цен­ными бумагами (Company Securities Insider Dealing Act) (1985).

Иностранные инвесторы пользуются так называемым национальным режимом, т. е. осуществляют свою деятельность в том же правовом поле, что и местные компании.

Тем не менее имеются некоторые отступ­ления. Во-первых, для иностранцев сущест­вуют ограничения на предпринимательскую деятельность в авиакосмической промыш­ленности, на авиационном и морском тран­спорте, в кинопромышленности, теле- и ра­диовещании. Во-вторых, в соответствии с Ак­том о промышленности (1975) переход под иностранный контроль крупных предприя­тий обрабатывающей промышленности мо­жет быть запрещен правительством, если это противоречит интересам страны.

В Великобритании нет валютного контро­ля, что облегчает экспорт и импорт капитала. Банк Англии лишь регистрирует движение капитала.

На английском рынке ссудных капиталов ограничений для иностранных заемщиков нет. Иностранные предприниматели могут ис­пользовать различные инвестиционные льго­ты: безвозмездные субсидии, займы на льгот­ных условиях, государственные гарантии для получения банковских займов, налоговые скидки.

В целом политика зарубежных государств в инвестиционной сфере преследует следую­щие главные цели: направление инвестиций на реструктуризацию экономики для повы­шения ее эффективности; обращение сбереже­ний в инвестиции реального сектора экономи­ки; формирование эффективного и контроли­руемого рынка капиталов; снижение и стра­хование инвестиционных рисков; улучшение инвестиционного климата для отечественных и зарубежных капиталов. Естественно, право­вые гарантии инвесторам являются важней­шим критерием благоприятного инвестицион­ного климата.

[1] См.: Булатов А.С. Защита интересов российских инвесторов за рубежом и национальные интересы  России // Внешнеэкономический бюллетень. 2002. № 7. С. 30.'

[2] См.: Дмитриева Г.К., Филимонова MjB. Международное частное право. — М., 1999. С. 84.

[3] Цит. по: US Civil Code, § 3110.

[4] В отличие от инвестора спекулянт готов идти на рассчитанный риск, а игрок — на любой.

[5] См.: Алехин Б.И. Защита инвесторов в США и Канаде // США. Канада. Экономика. Политика. Культура. 1999. № 9. С. 115.

[6] См.: Там же. С. 117.

[7] В 1991 году легислатура штата Канзас решила защитить инвесторов от нечестных продавцов ценных бумаг. По этому поводу Верховный суд США заявил, что законы штатов о ценных бумагах призваны уберечь инвесторов от сделок, которые «так же бессодержательны, как несколько футов голубого неба» (blue sky). Имелось в виду чрезмерное бюрократическое вмешательство в торговлю ценными бумагами. Например, эпизодические нечестные сделки блокировались властями штата, но это вмешательство ежегодно добавляло миллионы долларов к трансакционным расходам мелких компаний, пытавшихся мобилизовать капитал.

[8] См.: Алехин Б.И. Указ. соч. С. 130.

[9] Это означает, что клиент может иметь несколько счетов в одной брокерской фирме и гарантии корпорации будут распространяться на все его счета.

«Современное право», № 1, 2004

Ваше предложение
Если у Вас есть к нам предложение, заполните, пожалуйста, эту форму и отправьте сообщение.
Ваше имя, фамилия:
Место работы, должность:
Ваш e-mail:
Ваше сообщение:
 
Код с картинки:
Партнёры
Полезная информация
Правовая информация
Член Канадской Деловой Ассоциации в России и Евразии (КДАРЕ)
создание сайтов - Webis Group
создание сайтов
Канада Россия СНГ © 1996- 2017